Gocapital.ru

Мировой кризис и Я
1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Капитал и труд чернышевский

Добро пожаловать в -ИЗМЫ

Главное меню

Вы здесь

Чернышевский Н.Г. Капитал и труд.

КАПИТАЛ И ТРУД 11

(. ) Экономисты с большим удовольствием рассуждают также об экономической невыгодности рабства; они удивляют в этом случае необыкновенным благородством, с которым изобличают чужие недостатки. Пусть они подумают об основных чертах рабства,— они увидят повторение всех этих невыгодных обстоятельств при таком порядке вещей, где собственность и труд не соединены в одном лице. (. )Между состоянием невольника и наемного рабочего существует огромная разница в нравственном и в юридическом отношениях; но специальной экономической разницы в их отношениях к производству нет никакой. Если труд свободного наемного работника производительней, нежели труд невольника,— это зависит от того, что свободный человек выше невольника по нравственному и умственному развитию; потому и работает несколько умнее и несколько добросовестнее. Но эта причина превосходства, как видим, совершенно чужда экономическому его отношению к производству; потому мы и говорим, что если нравственная философия и юриспруденция удовлетворяются уничтожением невольничества, то политическая экономия удовлетворяться этим никак не может; она должна стремиться к тому, чтобы в экономической области была произведена в отношениях труда к собственности перемена, соответствующая перемене, производимой в нравственной и юридической области освобождением личности. Эта перемена должна состоять в том, чтобы сам работник был и хозяином. Только тогда энергия производства поднимется в такой же мере, как уничтожением невольничества поднимается чувство личного достоинства. (. )

Всякая ценность создается трудом и (. )самый капитал есть произведение труда. Нужно не бог знает какое глубокое знакомство с философскими приемами, чтобы видеть, к чему приводит развитие этих положений. Если всякая ценность и всякий капитал производятся трудом, то очевидно, что труд есть единственный виновник всякого производства, и всякие фразы об участии движимого или недвижимого капитала в производстве служат только изменениями мысли о труде, как единственном производителе. Если так, то труд должен быть единственным владельцем производимых ценностей. Вывода, нами представленного, конечно, не хотят принять отсталые экономисты, но он необходимо следует из основных понятий о ценности, капитале и труде, найденных Адамом Смитом 12. Нет ничего удивительного, если результат принципа не был замечен тем мыслителем, который высказал принцип: в истории наук самое обыкновенное явление то, что у одного человека недостает силы и открыть принцип, и последовательно развить его.(. )

Открытая ненависть между простолюдинами и средним сословием во Франции произвела в экономической теории коммунизм. Английские писатели утверждают, что после Овена коммунизм не находил значительных представителей в их литературе, и это отсутствие смертельной вражды между теоретиками соответствует отсутствию непримиримой ненависти между английскими работниками и средним сословием. Но если английские экономисты не находят в своей литературе современных мыслителей, подобных Прудону 13, то в практике промышленные союзы (Trade’s Unions) работников представляют очень много соответствующего теориям, которые у французов называются коммунистическими. В Англии, где не любят давать громких имен вещам, эти союзы подвергаются упреку в коммунистических стремлениях только при особенных случаях, каковы, например, колоссальные отказы от работы для принуждения фабрикантов к повышению заработной платы.(. )

Чтобы видеть, какого рода труд может считаться выгодным для общества, то есть производительным, надобно знать положение и потребности общества. Известно, что потребности человека разделяются на необходимые и прихотливые. Если, например, иметь за обедом мясо составляет потребность действительную, то иметь мясо, приправленное трюфелями, есть уже прихоть. Список первых существенных потребностей человека не очень длинен; в наших климатах для здоровья необходимо: довольно просторное и опрятное жилище, хорошее отопление, теплая одежда и пища, которая бы своим питательным достоинством равнялась пшенице и мясу. Итак, пока все члены общества не имеют удовлетворения этим первым потребностям, труд, обращаемый на производство предметов, служащих на удовлетворение потребностей более изысканных и менее важных для здоровья, употребляется нерасчетливо, убыточно, непроизводительно. (. )

Важнейшее различие между лицом, вносящим в производство труд, и лицом, которому принадлежит капитал, определяется следующими чертами: в производстве трудящийся действует только собственными силами, между тем как капиталист располагает силами многих лиц; в распределении ценностей трудящийся не может иметь более того, что произведено им самим, а капиталист приобретает сумму ценностей, производимую трудом многих; цель производства для трудящегося есть потребление произведенных ценностей, а для капиталиста — сбыт их в другие руки для выигрыша через обмен. Мерилом производства для трудящегося служат надобности его собственного потребления (если труд в один день доставлял бы ему все, что нужно для потребления в целую неделю, он стал бы трудиться только один день в неделю), а мерилом производства для капиталиста служит только размер сбыта.

Таким образом, трудящийся не находится к другим лицам, занимающимся тою же работою, во враждебном отношении, как капиталист.(. )

Форма, находимая для производства теорией трудящихся, есть товарищество.(. )

При каком порядке дел производство идет успешнее: при рабстве или при свободе? Я этого не знаю и не хочу знать; я знаю только, что рабство противно врожденным стремлениям раба, что свобода соответствует им, и потому я говорю, что производство должно иметь форму свободы. На какой фабрике больше производится продуктов: на фабрике, принадлежащей одному хозяину-капиталисту, или на фабрике, принадлежащей товариществу трудящихся? Я этого не знаю и не хочу знать; я знаю только, что товарищество есть единственная форма, при которой возможно удовлетворение стремлению трудящихся к самостоятельности, и потому говорю, что производство должно иметь форму товарищества трудящихся.

Мы говорим: все равно, увеличивается или уменьшается успешность производства через заменение рабства свободой и одиночного хозяина товариществом трудящихся,— все равно, потребности человека заставляют утверждать, что самостоятельность трудящихся, даваемая только формою товарищества, выгоднее для общества, нежели хозяйство отдельного капиталиста, как свобода выгоднее рабства для общества. Но как при свободе успешнее идет и самое производство, точно так же при форме товарищества оно должно идти успешнее, нежели при хозяйстве отдельного капиталиста.

Одну из причин этого мы видели, когда говорили об общем принципе производства, указываемом самою теориею капиталистор; успешность производства пропорциональна энергии труда, а энергия труда пропорциональна степени участия трудящихся в продуктах; потому наивыгоднейшее для производства положение дел то, когда весь продукт труда принадлежит трудящемуся. Форма товарищества трудящихся одна дает такое положение дел, потому что должна быть признана формою самого успешного производства. (. )

Самостоятельность трудящихся имеет тот экономический смысл, что они трудятся для собственного потребления. (. )

Если мы сообразим все эти обстоятельства, дающие перевес производству под формою товарищества трудящихся над производством отдельного капиталиста, если мы вникнем в громадную силу каждого из этих обстоятельств и подумаем, в какой громадной пропорции должна возрастать она от дружной помощи двух других обстоятельств, то мы должны будем сказать, что степень возвышения, которую должна произвести в благосостоянии общества эта форма, далеко превосходит все ожидания, к каким мы способны теперь, при нашем рутинном понятии об идеале общественного благосостояния. (. )

Прежняя теория провозглашала товарищество между народами, потому что благосостояние одного народа нужно для благосостояния других. Новая теория проводит тот же принцип товарищества для каждой группы трудящихся. Прежняя теория говорит: все производится трудом; новая теория прибавляет: и потому все должно принадлежать труду; прежняя теория говорила: непроизводительно никакое занятие, которое не увеличивает массу ценностей в обществе своими продуктами; новая теория прибавляет: непроизводителен никакой труд, кроме того, который дает продукты, нужные для удовлетворения потребностей общества, согласных с расчетливою экономиею. Прежняя теория говорит: свобода труда; новая теория прибавляет: и самостоятельность трудящегося. (. )

Можно, кажется, предположить, что работники, получая от товарищества обыкновенную плату обыкновенным порядком, будут работать не хуже обыкновенного. Мы предполагаем, что управлению товарищества едва ли понадобится прибегать к исключению какого-нибудь члена товарищества за леность; а если понадобится — что делать! — оно исключит его, как отпускает фабрикант слишком ленивого работника. Но ленивых работников будет в товариществе меньше, нежели на частных фабриках: имея, как мы увидим, более прямую выгоду от усердия в работе, члены товарищества, вероятно, останутся верны общему качеству человеческой природы, по которому усердие к делу измеряется выгодностью его, и потому надобно полагать, что работа в товариществе пойдет успешнее, чем на частных фермах и фабриках, где наемные рабочие не участвуют в прибыли от своего труда.(. )

Примечания

11. Важнейший экономический труд Чернышевского, в котором дана острая критика капитализма и его идеологов. К. Маркс, имея в виду экономические работы Чернышевского, назвал его великим русским ученым и критиком, мастерски выявившим несостоятельность буржуазной политэкономии (см.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 23, с. 17—18); в этой статье Чернышевский называет политическую экономию социализма «экономической теорией трудящихся».

12. Смит Адам (1723—1790)—выдающийся английский экономист, философ, разработал трудовую теорию стоимости.

13. Прудон, Пьер Жозеф (1809—1865) —французский мелкобуржуазный социалист, теоретик анархизма.

Утопический социализм: Хрестоматия / Общ. Ред. А.И. Володина. – М.: Политиздат, 1982, с. 443-447.

Книга: Чернышевский Н. «Капитал и труд»

«Николай Гаврилович Чернышевский (1828–1889) – русский философ-материалист XIX века, революционер-демократ, теоретик критического утопического социализма, учёный, энциклопедист, литературный критик, публицист и писатель.«Капитал и труд» – известнейшая работа, затрагивающая проблемы общественно-политической жизни не только России XIX века, но и западных стран. Данная книга представляет собой прекрасный источник для изучения политической истории России.»

Издательство: «T8RUGRAM» (2018)

Другие книги автора:

Чернышевский Н.

Саратов

Саратов

Никола́й Гаври́лович Черныше́вский (12 (24) июля 1828, Саратов — 17 (29) октября 1889, там же) — русский философ-утопист, революционер, редактор, литературный критик, публицист и писатель.

Содержание

Жизнь

Родился в Саратове в семье священника Гаврилы Ивановича Чернышевского (1793—-1861). Учился дома под руководством отца, многосторонне образованного человека. В 1842 поступил в Саратовскую духовную семинарию, время пребывания в которой использовал в основном для самообразования: изучал языки, историю, географию, теорию словесности, русскую грамматику. Не закончив семинарию, в 1846 поступил в Петербургский университет на отделение общей словесности философского факультета.

За годы учёбы в университете были выработаны основы мировоззрения, сложилось убеждение в необходимости революции в России. Чернышевский сознательно готовил себя к революционной деятельности. В университете делает первые попытки писать художественные произведения. После окончания университета получает назначение в Саратовскую гимназию и весной 1851 приступает к работе.

Читать еще:  Что такое капитал по марксу

В 1853 встретил будущую жену О. С. Васильеву, вместе с которой после свадьбы переехал из родного Саратова в Санкт-Петербург. Высочайшим приказом 24 января 1854 г. Чернышевский был определен учителем во Второй кадетский корпус. Будущий писатель зарекомендовал себя прекрасным преподавателем, но пребывание его в корпусе оказалось недолгим. После конфликта с офицером Чернышевский был вынужден подать в отставку [1] . Наряду с русским поэтом Н. А. Некрасовым и литературным критиком Н. А. Добролюбовым возглавлял редакцию журнала «Современник». В творчестве Чернышевского зафиксирована смена уклада жизни в России и обозначена новая мораль молодого поколения, далее раскрытая в публицистике Д. И. Писарева. Вместе с А. И. Герценом был родоначальником народничества. Оппонент Ф. М. Достоевского. В статье «Не начало ли перемены?» (1861) Чернышевский критиковал Д. В. Григоровича и И. С. Тургенева.

В июле 1862 был арестован и размещён под стражей в Алексеевском равелине Петропавловской крепости по обвинению в составлении прокламаций «Барским крестьянам от доброжелателей поклон». В служебной документации и переписке жандармерией и тайной полицией назывался «врагом Российской империи номер один». За 678 суток ареста Чернышевский написал текстовых материалов в объёме не менее 200 авторских листов. Наиболее полномасштабно утопические идеалы арестантом Чернышевским были выражены в романе «Что делать?» (1863), опубликованным в 3, 4 и 5 номерах «Современника».

После вынесения приговора (1864), предусматривающего отбывание 7 лет каторги, находился в ссылке в Восточной Сибири. Отказывался подать прошение о помиловании. В 1875 освободить Чернышевского попытался И. Н. Мышкин. Организатором одной из попыток освобождения Чернышевского (1871) из ссылки был Г. А. Лопатин. В 1883 Чернышевского перевели в Астрахань (по некоторым данным, в этот период переписчиком у него работал К. М. Фёдоров). Благодаря хлопотам семьи, в июне 1889 переезжает в Саратов, но уже осенью того же года скончался. Был похоронен в городе Саратове на Воскресенском кладбище.

  1. Смирнов А.В. Николай Гаврилович Чернышевский (биографические и библиографические сведения) // Русская старина. — 1890. — №5. — С. 451

Адреса в Санкт-Петербурге

  • 19.06. — 20.08.1846 года — доходный дом Прилуцкого — Екатеринского канала (ныне — канал Грибоедова), 44;
  • 21.08. — 07.12.1846 года — доходный дом Вяземского — Екатеринского канала (ныне — канал Грибоедова), 38, кв. 47;
  • 1847—1848 — дом Фридерикса — Владимирская улица, 13;
  • 1848 год — доходный дом Соловьёва — Вознесенский проспект, 41;
  • 20.09.1849 — 10.02.1850 года — квартира Л. Н. Терсинской в доходном доме И. В. Кошанского — Большая Конюшенная улица, 15, кв. 8;
  • 12.1850 — 12.03.1851 года — Офицерская улица, 45;
  • 13.05 — 01.08.1853 года — Офицерская улица, 45;
  • 1853—1854 — квартира И. И. Введенского в доходном доме Бородиной — набережная реки Ждановки, 7;
  • 22.08.1855 — конец 06.1860 года — Поварской переулок, 13, кв. 6;
  • конец 06.1860 — 07.06.1861 года — доходный дом В. Ф. Громова — 2-я линия Васильевского острова, 13, кв. 7;
  • 08.06.1861 — 07.07.1862 года — доходный дом Есауловой — Большая Московская улица, 6, кв. 4.

Отзывы потомков

  • В СССР Чернышевский стал культовой фигурой истории революционной борьбы в связи с высокими отзывами В. И. Ленина в романе «Что делать?».
  • Чернышевский как революционный идеолог и романист упомянут в высказываниях К. Маркса, Ф. Энгельса, А. Бебеля, Х. Ботева и других исторических личностей.
  • Информация о Чернышевском содержится в воспоминаниях общественного деятеля России Л. Ф. Пантелеева.
  • Писатель В. А. Гиляровский после прочтения «Что делать» сбежал из дома на Волгу — в бурлаки.
  • Один из наиболее выразительных памятников Чернышевскому создал скульптор В. В. Лишев. Памятник был открыт на Московском проспекте в Ленинграде2 февраля1947 года.
  • С элементами сатиры образ Чернышевского был представлен в романе «Дар» (1937) В. В. Набокова.

Философско-педагогические взгляды

В философско-педагогических взглядах Чернышевского можно проследить прямую взаимосвязь между политическим режимом, материальным достатком и образованием. Он высказал мысль, что бедные и власть-неимущие люди никогда не смогут подняться из тёмного невежества, им не доступны блага образования. Чернышевский отстаивал решительную, революционную переделку общества, для чего необходимо готовить сильных, умных, свободолюбивых людей.

Педагогический идеал для Чернышевского — это всесторонне развитая личность, готовая к саморазвитию и самопожертвованию ради общественного блага.

Недостатками современной ему системы образования Чернышевский считал низкий уровень и потенциал русской науки, схоластичные методы преподавания, муштру вместо воспитания, неравенство женского и мужского образования.

Чернышевский отстаивал антропологический подход, считая человека венцом творения, изменчивым, деятельным существом. Социальные перемены ведут к изменению всего общества в целом и каждого отдельного индивида в отдельности. Он не считал наследственным дурное поведение — это следствие плохого воспитания и бедности.

Одним из главных свойств человеческой натуры Чернышевский считал активность, природа которой коренится в осознании недостаточности и стремлении эту недостаточность ликвидировать.

Цитаты

«Прогрессивные люди в Европе, так восхищавшиеся Северо-Американскими Штатами, с такой гордостью ставившие их в пример всем европейским нациям, смущены и скомпрометированы слабостями, какие обнаружились в их идеале».

Из рецензии (1861) Чернышевского на «Политико-экономические письма к президенту Американских Соединенных Штатов» американского экономиста Г. Кэри.

«Если бы экономисты отсталой школы понимали неизбежность влияния государства на экономические отношения, они, вероятно, вместо пустых толков об утопической системе невмешательства занялись бы определением истинно полезных предметов и действительно разумных границ неизбежного вмешательства».

Географические названия

В память об Николае Гавриловиче Чернышевском названы:

  • проспект и площадь, станция метро «Чернышевская» в Санкт-Петербурге;
  • ряд улиц и переулков во многих российских и зарубежных городах, например:
    • Улица Чернышевского (Липецк)
    • Улица Чернышевского (Челябинск)
  • поселок Чернышевский, Мирнинский район, р. Саха-Якутия.

Книга: Чернышевский Н. «Капитал и труд»

«Николай Гаврилович Чернышевский (1828–1889) – русский философ-материалист XIX века, революционер-демократ, теоретик критического утопического социализма, учёный, энциклопедист, литературный критик, публицист и писатель.«Капитал и труд» – известнейшая работа, затрагивающая проблемы общественно-политической жизни не только России XIX века, но и западных стран. Данная книга представляет собой прекрасный источник для изучения политической истории России.»

Издательство: «T8RUGRAM» (2018)

Другие книги автора:

Чернышевский Н.

Саратов

Саратов

Никола́й Гаври́лович Черныше́вский (12 (24) июля 1828, Саратов — 17 (29) октября 1889, там же) — русский философ-утопист, революционер, редактор, литературный критик, публицист и писатель.

Содержание

Жизнь

Родился в Саратове в семье священника Гаврилы Ивановича Чернышевского (1793—-1861). Учился дома под руководством отца, многосторонне образованного человека. В 1842 поступил в Саратовскую духовную семинарию, время пребывания в которой использовал в основном для самообразования: изучал языки, историю, географию, теорию словесности, русскую грамматику. Не закончив семинарию, в 1846 поступил в Петербургский университет на отделение общей словесности философского факультета.

За годы учёбы в университете были выработаны основы мировоззрения, сложилось убеждение в необходимости революции в России. Чернышевский сознательно готовил себя к революционной деятельности. В университете делает первые попытки писать художественные произведения. После окончания университета получает назначение в Саратовскую гимназию и весной 1851 приступает к работе.

В 1853 встретил будущую жену О. С. Васильеву, вместе с которой после свадьбы переехал из родного Саратова в Санкт-Петербург. Высочайшим приказом 24 января 1854 г. Чернышевский был определен учителем во Второй кадетский корпус. Будущий писатель зарекомендовал себя прекрасным преподавателем, но пребывание его в корпусе оказалось недолгим. После конфликта с офицером Чернышевский был вынужден подать в отставку [1] . Наряду с русским поэтом Н. А. Некрасовым и литературным критиком Н. А. Добролюбовым возглавлял редакцию журнала «Современник». В творчестве Чернышевского зафиксирована смена уклада жизни в России и обозначена новая мораль молодого поколения, далее раскрытая в публицистике Д. И. Писарева. Вместе с А. И. Герценом был родоначальником народничества. Оппонент Ф. М. Достоевского. В статье «Не начало ли перемены?» (1861) Чернышевский критиковал Д. В. Григоровича и И. С. Тургенева.

В июле 1862 был арестован и размещён под стражей в Алексеевском равелине Петропавловской крепости по обвинению в составлении прокламаций «Барским крестьянам от доброжелателей поклон». В служебной документации и переписке жандармерией и тайной полицией назывался «врагом Российской империи номер один». За 678 суток ареста Чернышевский написал текстовых материалов в объёме не менее 200 авторских листов. Наиболее полномасштабно утопические идеалы арестантом Чернышевским были выражены в романе «Что делать?» (1863), опубликованным в 3, 4 и 5 номерах «Современника».

После вынесения приговора (1864), предусматривающего отбывание 7 лет каторги, находился в ссылке в Восточной Сибири. Отказывался подать прошение о помиловании. В 1875 освободить Чернышевского попытался И. Н. Мышкин. Организатором одной из попыток освобождения Чернышевского (1871) из ссылки был Г. А. Лопатин. В 1883 Чернышевского перевели в Астрахань (по некоторым данным, в этот период переписчиком у него работал К. М. Фёдоров). Благодаря хлопотам семьи, в июне 1889 переезжает в Саратов, но уже осенью того же года скончался. Был похоронен в городе Саратове на Воскресенском кладбище.

  1. Смирнов А.В. Николай Гаврилович Чернышевский (биографические и библиографические сведения) // Русская старина. — 1890. — №5. — С. 451

Адреса в Санкт-Петербурге

  • 19.06. — 20.08.1846 года — доходный дом Прилуцкого — Екатеринского канала (ныне — канал Грибоедова), 44;
  • 21.08. — 07.12.1846 года — доходный дом Вяземского — Екатеринского канала (ныне — канал Грибоедова), 38, кв. 47;
  • 1847—1848 — дом Фридерикса — Владимирская улица, 13;
  • 1848 год — доходный дом Соловьёва — Вознесенский проспект, 41;
  • 20.09.1849 — 10.02.1850 года — квартира Л. Н. Терсинской в доходном доме И. В. Кошанского — Большая Конюшенная улица, 15, кв. 8;
  • 12.1850 — 12.03.1851 года — Офицерская улица, 45;
  • 13.05 — 01.08.1853 года — Офицерская улица, 45;
  • 1853—1854 — квартира И. И. Введенского в доходном доме Бородиной — набережная реки Ждановки, 7;
  • 22.08.1855 — конец 06.1860 года — Поварской переулок, 13, кв. 6;
  • конец 06.1860 — 07.06.1861 года — доходный дом В. Ф. Громова — 2-я линия Васильевского острова, 13, кв. 7;
  • 08.06.1861 — 07.07.1862 года — доходный дом Есауловой — Большая Московская улица, 6, кв. 4.
Читать еще:  Затраты на человеческий капитал

Отзывы потомков

  • В СССР Чернышевский стал культовой фигурой истории революционной борьбы в связи с высокими отзывами В. И. Ленина в романе «Что делать?».
  • Чернышевский как революционный идеолог и романист упомянут в высказываниях К. Маркса, Ф. Энгельса, А. Бебеля, Х. Ботева и других исторических личностей.
  • Информация о Чернышевском содержится в воспоминаниях общественного деятеля России Л. Ф. Пантелеева.
  • Писатель В. А. Гиляровский после прочтения «Что делать» сбежал из дома на Волгу — в бурлаки.
  • Один из наиболее выразительных памятников Чернышевскому создал скульптор В. В. Лишев. Памятник был открыт на Московском проспекте в Ленинграде2 февраля1947 года.
  • С элементами сатиры образ Чернышевского был представлен в романе «Дар» (1937) В. В. Набокова.

Философско-педагогические взгляды

В философско-педагогических взглядах Чернышевского можно проследить прямую взаимосвязь между политическим режимом, материальным достатком и образованием. Он высказал мысль, что бедные и власть-неимущие люди никогда не смогут подняться из тёмного невежества, им не доступны блага образования. Чернышевский отстаивал решительную, революционную переделку общества, для чего необходимо готовить сильных, умных, свободолюбивых людей.

Педагогический идеал для Чернышевского — это всесторонне развитая личность, готовая к саморазвитию и самопожертвованию ради общественного блага.

Недостатками современной ему системы образования Чернышевский считал низкий уровень и потенциал русской науки, схоластичные методы преподавания, муштру вместо воспитания, неравенство женского и мужского образования.

Чернышевский отстаивал антропологический подход, считая человека венцом творения, изменчивым, деятельным существом. Социальные перемены ведут к изменению всего общества в целом и каждого отдельного индивида в отдельности. Он не считал наследственным дурное поведение — это следствие плохого воспитания и бедности.

Одним из главных свойств человеческой натуры Чернышевский считал активность, природа которой коренится в осознании недостаточности и стремлении эту недостаточность ликвидировать.

Цитаты

«Прогрессивные люди в Европе, так восхищавшиеся Северо-Американскими Штатами, с такой гордостью ставившие их в пример всем европейским нациям, смущены и скомпрометированы слабостями, какие обнаружились в их идеале».

Из рецензии (1861) Чернышевского на «Политико-экономические письма к президенту Американских Соединенных Штатов» американского экономиста Г. Кэри.

«Если бы экономисты отсталой школы понимали неизбежность влияния государства на экономические отношения, они, вероятно, вместо пустых толков об утопической системе невмешательства занялись бы определением истинно полезных предметов и действительно разумных границ неизбежного вмешательства».

Географические названия

В память об Николае Гавриловиче Чернышевском названы:

  • проспект и площадь, станция метро «Чернышевская» в Санкт-Петербурге;
  • ряд улиц и переулков во многих российских и зарубежных городах, например:
    • Улица Чернышевского (Липецк)
    • Улица Чернышевского (Челябинск)
  • поселок Чернышевский, Мирнинский район, р. Саха-Якутия.

Экономическое учение Н.Г. Чернышевского

Особое место среди произведений экономистов XIX в. в России занимают труды Николая Гавриловича Чернышевского (1828–1889). Его научное творчество наиболее плодотворно протекало в 1850-е — начале 1860-х годов, в период подъема общественного движения в России. Чернышевский — крупнейший мыслитель и ученый своего времени. Он оказал громадное влияние на современников и последующие поколения революционеров. Его труды по философии, политической экономии и истории составили целую эпоху в развитии этих наук. В. И. Ленин называл его самым большим и талантливым представителем социализма до К. Маркса. Н.Г. Чернышевский являлся идеологом трудящихся, в первую очередь крепостного крестьянства. Экономические произведения Чернышевского содержали глубокий анализ и критику крепостничества, обоснование экономической программы крестьянской революции, критику капитализма и западной политэкономии. В них создавалась новая экономическая теория- «политическая экономия трудящихся», развивалось и обосновывалось социалистическое учение.

Центральное место в трудах Чернышевского заняли вопросы критики крепостничества, разработка демократической программа решения аграрного вопроса. Одной из первых экономических работ Чернышевского была статья «О земле как элементе богатства» (1854), написанная в связи с изданием книги либерального экономиста А. Львова. Чернышевский выступил в ней с критикой западной политэкономии. Вслед за тем появились другие экономические произведения, написанные в течение 1850-х годов, в числе которых статьи «О поземельной собственности», «О новых условиях сельского быта», «Устройство быта помещичьих крестьян», «Славянофилы и вопрос об общине», «Критика философских предупреждений против общинного владения», «Суеверие и правда логики» и др. Важные экономические работы были написаны в начале 1860-х годов, в том числе: «Капитал и труд», «Замечания к книге Д.С. Милля «Основания политической экономии», «Очерки из политической экономии по Миллю», «Письма без адреса».

В своей аграрной программе Чернышевский исходил из необходимости полной ликвидации помещичьей собственности на землю, помещичьего землевладения. Земля должна была стать государственной собственностью с передачей ее в пользование крестьянским общинам. Требование национализации земли составляло важнейший пункт его аграрной программы. Помещичьи хозяйства ликвидировались и заменялись крестьянскими. Но такие хозяйства представляли только первый шаг на пути создания новой экономической системы. В дальнейшем предусматривался переход к крупным коллективным хозяйствам, которые в состоянии обеспечить прогресс производства, основанного на широком применении достижений науки и техники. Осуществление такой программы Чернышевский связывал с народной революцией.

В решении аграрной проблемы значительное место отводилось крестьянской общине. Отношение к ней изложено Чернышевским в ряде произведений, в частности, в статьях «О поземельной собственности», «Критика философских предупреждений против общинного владения», «Суеверие и правила логики» и др. Учитывая сохранение крестьянской общины в России, Чернышевский считал необходимым использовать ее в социально-экономических преобразованиях, отводил ей важное место в структуре того аграрного строя, который должен был утвердиться после ликвидации крепостничества. Выступая за полное уничтожение класса помещиков, национализацию земли, он считал, что на основе общины следует строить систему землевладения и землепользования.

Социализм Чернышевского не вышел за рамки утопического. «Чернышевский, — писал В. И. Ленин, — был социалистом-утопистом, который мечтал о переходе к социализму через старую, полуфеодальную крестьянскую общину, который не видел и не мог в 60-х годах прошлого века видеть, что только развитие капитализма способно создавать материальные условия и общественную силу для осуществления социализма».[14]

«Политическая экономия трудящихся» рассматривала все основные проблемы экономической теории. Отвергая определение предмета политэкономии как науки о богатстве, Чернышевский называл ее наукой о материальном благосостоянии человека, насколько оно зависит от вещей и положений, производимых трудом.

В качестве метода исследования Чернышевский выдвинул метод гипотез, получивший название гипотетического. Это, по существу, метод абстракций, нацеленный на то, чтобы с помощью научных предположений (гипотез) освободиться от влияния второстепенных, усложняющих условий и установить главное.

Чернышевский отметил заслугу А. Смита и Д. Рикардо в создании трудовой теории стоимости. Он считал, что стоимость принадлежит только вещам, произведенным трудом, а труд — единственный источник производства. С позиции трудящихся из трудовой теории стоимости был сделан вывод о том, что если продукт обязан своим возникновением труду, то весь должен составлять принадлежность того самого организма, трудом которого создан. «Прежняя теория говорит: все производится трудом, новая теория прибавляет: и потому все должно принадлежать труду».[15]

«Политэкономия трудящихся» по-иному, чем западные экономисты, трактовала проблему труда, его купли-продажи. Чернышевский исходил из того, что труд не является продуктом, а представляет собой производительную силу, его источник. Отсюда следовал вывод, что труд не может быть предметом торговли, хотя это, как само собой разумеющееся, принималось буржуазной политэкономией.

В подходе к капиталу Чернышевский также не ограничился позицией классиков западной политэкономии. Он делал отличный от них вывод: поскольку капитал является продуктом труда, то и принадлежать он должен тем, кто его создал. Разделяя теорию Рикардо и, по существу, отождествляя прибыль с прибавочной стоимостью, он делал ударение на обратной зависимости прибыли и заработной платы, подчеркивал несовместимость интересов стоящих за этими категориями двух классов. В интересах повышения материального благосостояния трудящихся следовало, по его мнению, объединить прибыль с заработной платой.

«Политэкономия трудящихся» означала существенный шаг вперед в толковании земельной ренты. Еще в статье «О земле как элементе богатства» содержалась мысль о том, что существует рента и с худших участков, т.е. абсолютная земельная рента. Хотя данное положение не получило теоретического обоснования, тем не менее оно представляло шаг вперед в развитии теории ренты. Чернышевский определил ренту как излишек прибыли и выступил с критикой «закона» убывающего плодородия почвы.

Чернышевский дал характеристику капиталистической конкуренции, экономических кризисов и некоторых других вопросов. Он исходил из того, что социализм будет свободен от конкуренции и анархии производства, место которых займет планомерность, соревнование. Социалистическое производство должно, по его мнению, руководствоваться рациональным расчетом общественных потребностей и реальных возможностей их удовлетворения на каждом конкретном этапе развития производительных сил общества.

«Политэкономия трудящихся» явилась выдающимся достижением не только русской, но и мировой экономической мысли.

VIII. экономическАЯ мысль второй половины XIX —

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ — Капитал

Капитал

Перейдем теперь к учению Чернышевского о капитале.

Что такое капитал? Капитал есть общественное отношение производства, — говорит Маркс, — приводя таким ответом буржуазных экономистов в величайшее и, на этот раз, искреннейшее удивление <"Общественные отношения, при которых люди занимаются производством, общественные отноше-ния производства изменяются, следовательно, преобразуются с изменением и развитием материальных средств производства, производительных сил. Отношения производства, в своей совокупности, образуют то, что называют общественными отношениями, обществом, образуют общество, находящееся на определенной ступени исторического развития, — общество с своеобразным, отличительным характером. Античное общество, феодальное общество, буржуазное общество представляют собою такие совокупности отношений производства, — совокупности, каждая из которых вместе с тем отмечает особенную ступень развития в истории человечества.

«Капитал есть также общественное отношение производства, а именно, буржуазное отношение производства, отношение производства в буржуазном обществе.

«Известное количество товаров, меновых стоимостей, превращается в капитал, выступая в качестве самостоятельной общественной силы, т. е. силы одной части общества, сохраняясь и умножаясь при этом путем обмена на непосредственную живую рабочую силу. Существование класса, не имеющего ничего, кроме способности к труду, есть необходимое предварительное условие существования капитала.

«Только господство накопленного, прошедшего, овеществленного труда над непосредственным, живым трудом превращает накопленный труд в капитал.

Читать еще:  Понятие и классификация основного капитала

«Отличительный признак капитала заключается не в том, что накопленный труд служит живому труду средством для нового производства, — а в том, что живой труд служит накопленному труду средством для сохранения и увеличения его меновой стоимости». Карл Маркс, «Наемный труд и капитал», стр. 29 и 31.>. Каким образом капитал может быть общественным отношением? — недоумевают они. Капитал, это — или деньги, или товар, или вообще средства производства; капитал, это — вещь, или вещи, а вовсе не «отношение». Буржуазные экономисты не хотят даже и спорить против такого определения, как спорят они, например, против определения величины стоимости товара количеством труда, нужного для его производства; они просто пожимают плечами, убежденные в том, что знаменитый социалист просто хотел поразить своих читателей неожиданным парадоксом <Примечание к настоящему изданию (изд. «Шиповник»). До какой степени трудно современным экономистам усвоить себе взгляд на капитал, как на общественное отношение производства, показывает недавно вышедшее в свет интересное сочинение д-ра Вальтера Якоби: «Der Streit um den Kapitalsbegriff, seine geschichtliche Entwicklung und Versuche seiner L?sung», Iena 1908. См. особенно стр. 115, на которой г. В. Якоби предлагает свое собственное определение капитала. Это определение грешит именно тем, что упускает из виду производственные отношения, сообщающие известного рода «имуществу физического или юридического лица» способность приносить «доход» своему обладателю. Г. В. Якоби слона-то и не замечает. Но надо сознаться, что заметить «слона» значило бы погрешить против «хорошего тона».>.

Посмотрим, однако, что означает этот мнимый парадокс.

Каковы признаки «капитала»? Всем известно, что самым главным отличительным признаком его служит его способность приносить «доход», периодически обрастать прибылью, подобно тому, как овца обрастает шерстью. Когда «капитал» не приносит дохода, он считается «мертвым капиталом», капиталом, утратившим душу, не соответствующим более своему истинному понятию. Спрашивается теперь, указывают ли буржуазные экономисты этот главный признак капитала, когда говорят, что капитал есть накопленный труд, служащий средством для нового производства? Нисколько; а между тем это определение — самое распространенное и наименее несостоятельное. Говорим, наименее несостоятельное — потому что состоятельным признать его невозможно: хорошо определение, упускающее из виду главный отличительный признак предмета! Но если это определение несостоятельно и если мы знаем, почему оно несостоятельно, то какое же новое определение поставим мы на его место? Заметим прежде всего следующее в высшей степени важное обстоятельство: «капитал остается таким же капиталом, возьмем ли мы вместо шерсти хлопчатую бумагу, вместо ржи — рис, вместо железных дорог — пароходы, если только хлопчатая бумага, рис, пароходы, это тело капитала, имеют ту же меновую стоимость… что и шерсть, рожь, железная дорога, в которых он воплощался прежде. Тело капитала может постоянно изменяться, не причиняя этим ему самому ни малейшего изменения» [118]. И оно не только может измениться, не причиняя ему изменения, оно должно изменяться для того, чтобы капитал оставался капиталом. В процессе производства капитал является сначала в виде определенной суммы денег, которая и составляет первую фазу его превращений. Деньги употребляются затем на покупку необходимых для дела производительных средств; эти производительные средства составляют вторую фазу его превращений. Когда производительные средства находятся в наличности, начинается производство, в результате которого являются известные продукты — третья фаза превращения: продукты вывозятся на рынок для продажи, а с рынка капитал возвращается в карман своего обладателя опять в виде денег. Все эти метаморфозы так же необходимы для существования капитала, как для жизни животного необходим обмен веществ в его организме. И в каждой новой фазе своего превращения капитал остается таким же капиталом, каким был во всех предыдущих. Чем объясняется это его свойство? Тем, что всякий капитал представляет собою известную меновую стоимость, а для меновой стоимости решительно все равно, какой товар является ее носителем: «том сочинений Проперция и 8 унций нюхательного табаку могут быть одинаковой меновою стоимостью, независимо от различия потребительных стоимостей табака и элегий» [119]. — Но если всякий капитал непременно представляет собою меновую стоимость, то не всякая меновая стоимость есть капитал, так как не всякая меновая стоимость имеет способность обрастать «доходом». Капитал есть меновая стоимость, ода-ренная способностью к совершенно, невидимому, произвольному возрастанию. Входя в процесс производства в виде данной величины А, она выходит из него в виде новой величины А + а. Мы уже говорили, что это свойство капитала служит его главным отличительным признаком. Теперь нам нужно посмотреть, откуда оно берется.

Мы уже знаем, что меновая стоимость есть определенная общественная форма труда, употребленного на производство вещи. Меновые отношения товаров выражают собою взаимные отношения производителей в общественном процессе производства. Но если это так, то и капитал, эта меновая стоимость, получившая новое свойство возрастания, не может представлять собою что-либо другое, кроме общественных отношений производителей. Все его свойства, как и все свойства меновой стоимости, должны вытекать из особенностей, характеризующих отношения производителей в процессе производства. В этом смысле Маркс и говорит, что «капитал есть общественное отношение производства», и именно отношение, свойственное буржуазному обществу, «буржуазное отношение производства».

Чем характеризуется это отношение? Тем, что в обмен на средства к жизни рабочий продает предпринимателю свою рабочую силу, которая и употребляет в дело запасенные ее покупателем производительные средства. Приобретенная предпринимателем рабочая сила составляет его собственность совершенно так же, как пряжа, машина или какое-нибудь другое «средство производства». Рабочий поступает под власть капитала. «Накопленный», овеществленный в средствах к жизни, труд господствует, таким образом, над живым трудом работника, и только это обстоятельство делает накопленный труд капиталом. С какою целью покупает капиталист рабочую силу — известно всем и каждому. В процессе производства работник создает своим трудом стоимость, превышающую расход на покупку его рабочей силы или, — что то же, — стоимость его заработной платы. Разность между новой, созданной работником, стоимостью и стоимостью его заработной платы называется прибавочной стоимостью. Эта прибавочная стоимость принадлежит предпринимателю и является источником того «дохода», который капитал приносит своему обладателю. Отсюда еще раз видно, что свойства капитала обусловливаются в действительности отношениями людей, а не какими-нибудь таинственными свойствами вещей, употребляемых на дальнейшее производство и называемых в политической экономии производительными средствами. Мы видим также, что будто бы парадоксальное определение: «капитал есть общественное отношение производства» — вполне соответствует фактическому положению дела в буржуазном обществе. Если оно удивляет буржуазных экономистов, то это происходит единственно потому, что они, благодаря своим предрассудкам, не умеют пли не хотят проникнуть в сущность капиталистических отношений. Человеку, считающему буржуазный порядок самым лучшим и наиболее соответствующим «человеческой природе», не легко придти к тому заключению, что приятные и похвальные свойства капитала проистекают в сущности из эксплуатации одного общественного класса другим, эксплуатации ни мало не похвальной и вовсе не приятной, по крайней мере для одного из этих классов. Так объясняются нападки буржуазных экономистов на данное Марксом определение капитала с точки зрения того, что Кант называл психологической логикой. С точки же зрения формальной логики, они объясняются просто тем, что буржуазные экономисты видели только поверхность общественно-экономической жизни, а потому почти никогда не были в состоянии до конца проследить взаимную связь общественно-экономических явлений [120]. Так, например, мы уже знаем, что Милль считал возможным и даже нужным рассматривать «законы производства» совершенно независимо от общественных отношений производителей. Но при таком приеме исследования ему не оставалось ничего другого, как довольствоваться совершенно ничего не определяющим определением капитала. Он и довольствовался им. По его словам, «капиталом называются те продукты труда, которые служат средствами для нового производства». Всегда ли, служащие для нового производства, продукты труда создают прибавочную стоимость — это было не ясно для Милля, да и самый вопрос об этом едва ли становился перед ним, что называется, ребром.

Рассматривая «капитал» независимо от общественных отношений производителей, мы, как и следовало ожидать, не открываем в нем решительно ни одного из тех неприятных свойств, с которыми приходится считаться пролетариату. В качестве «продуктов, употребляемых для дальнейшего производства», капитал есть нечто не только совершенно безобидное, но и необходимое, полезное, «вечное» и «разумное». С этой точки зрения всякие нападки на «капитал» оказываются вопиющею нелепостью. Чернышевский придерживался Миллевского определения капитала. Но в то же время он, как социалист, не мог не признавать правомерности борьбы наемного труда с капиталом. Это было противоречием с его стороны, — противоречием, которое он разрешал таким образом: «Отсталая школа неистощима в панегириках капиталу, — говорит он, — прогрессивная — в проклятиях ему. Но читатель без труда заметит, что тут идет дело не о том элементе производства, который называется капиталом в строгой науке, а собственно только о роли, какую при известных общественных условиях играют капиталисты» [121]. Это напоминает то различие, какое Родбертус пытался установить между капиталом «самим по себе» (Kapital an sich) и «историческим капиталом». Мы уже знаем, что в действительности характер и свойство капитала определяются именно тою экономическою ролью, которую капиталисты играют при общественных условиях, делающих их капиталистами. Отвлекаться от этой роли их значит добровольно закрывать глаза на природу капитала. Чернышевский и сам, по-видимому, чувствует, что принятое им определение капитала не вполне удовлетворительно. Ему хотелось бы заменить слово «капитал» каким-нибудь другим словом. Если он не сделал этого, то лишь потому, что не знал наперед, будет ли его книга «иметь в публике такое значение, чтобы могла утвердить право гражданства за столь большими нововведениями, как замена слова капитал каким-нибудь другим термином» [122]. Мы не знаем, конечно, какой новый термин употребил бы Чернышевский, но уже из предыдущего видно, что этот новый термин вряд ли выражал бы общественную природу капитала. Он нужен был нашему автору именно затем, чтобы придать более подходящее выражение для той абстракции, с помощью которой буржуазные экономисты сводили понятие о капитале к понятию о средствах производства.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector